Stolica.ru
Реклама в Интернет   Все Кулички
Содержание На главную страницу

Маркиз, Циклон и Кутя

   В детстве я мечтала иметь свой зоопарк.
   Началось все с того, что однажды, играя в саду, мы с сестрой увидели необыкновенного кота. Он был весь белый, длинная пушистая шерсть почти покрывала ему лапки. Кот осторожно ступал по траве, а за ним шлейфом колыхался пушистый как опахало хвост. Мы не удержались от вздоха - и кот обернулся, посмотрел на нас. Такой красоты мы еще не видели! На нас смотрели два огромных небесной голубизны глаза. Постояв несколько секунд неподвижно, кот не спеша повернулся к нам пышным опахалом и исчез в соседнем саду.
   Мы рассказали про чудесного кота дома. Однажды наша хозяйка Нина Сазоновна поймала этого кота и принесла в дом. Несколько дней прожил он в нашем доме, подружился с хозяйской кошечкой, а потом убежал и мы долго не видали его.
   Как-то Ирина Сазоновна позвала нас с сестрой к себе в комнату и сказала, что у кошечки родились котята. Их было четверо и все они были белые.
   - Выбирайте себе одного, может быть будет голубоглазый, - сказала нам она. Мы подошли к котятам и увидели: три котенка лежали тоненькие, а один как шарик пушистый. Я выбрала себе пушистого.
   И вот мы с нетерпением стали ждать, когда у котят раскроются глаза. Наконец настал этот день. Три котенка были с желтыми, как у кошки, глазами. У нашего "Пушка" один глаз был голубой, а другой - желтый. Котеночек скоро подрос, стал очень красивый. Назвали мы его Маркизом. Мы заметили, что в темноте желтый глаз его загорается зеленым светом, как у всех кошек, а голубой - красным, как у кроликов или морских свинок.
   Скоро мы переехали на новую квартиру, взяв с собой Маркиза.
   Вторым питомцем домашнего зоопарка стала белая крыса Кутя. Кутю подарил мне наш знакомый.
   В то время на Дальнем Востоке белые крысы были обычными домашними животными, как сейчас хомячки. Долго я не могла придумать крысенку имя, но он сам себя назвал. Бегая по кушетке, он бормотал себе под нос быстро-быстро: "Куть-куть-куть-куть..." Так стал он Кутей.
   Принесли мне Кутю в небольшой клетке. Вначале я прятала крысенка от Маркиза, боясь, что кот бросится на него. Но нужно было приучать их друг к другу и я решила познакомить их. Однажды я внесла клетку с Кутей и поставила посередине комнаты на пол. Маркиз заметил клетку, медленно подошел к ней, обнюхал ее, глаза его загорелись, хвост быстро застучал по полу и, не успели мы подбежать к клетке, как Маркиз просунул между прутьями лапу, намереваясь когтями схватить крысенка. Кутя, ничуть не испугавшись кота, быстро повернулся и укусил его за лапу. Кот в недоумении отскочил от клетки, коротко мяукнул, затряс лапой и, не найдя в нас поддержки, обиженно ушел из комнаты. После нескольких встреч у клетки, мы решили познакомить Маркиза и Кутю поближе. Как-то, усевшись по краям кушетки, мы посадили маркиза на середину и выпустили на кушетку Кутю. Кот мгновенно насел на крысенка, но не успел вцепиться в него зубами, как был выдворен за дверь с легким шлепком. Так повторялось много раз, пока Маркиз понял, что Кутю трогать нельзя. Тогда опыты перенесли на середину комнаты. Крысенок доверчиво бегал по полу, подбегал к коту. Маркиз блестящими глазами следил за каждым его движением и, улучив момент, хватал его зубами за холку, но тут же и выставлялся за дверь. Скоро Маркиз так привык к новому жильцу, что уже играл с ним. Правда игра походила на "кошки-мышки", но сильно Кутю он не обижал, да и Кутя не прощал ему грубых манер, кусая кота за лапы.
   Так постепенно животные подружились и Кутя целыми днями бегал на свободе и, лишь когда мы уходили из дома, сажали его в клетку.
   Однажды осенью, когда в квартире не работало паровое отопление и было холодно, я наблюдала такую картину. Маркиз спал на своем месте, свернувшись в пушистый клубок и прикрыв нос хвостом. Кутя, у которого не было такой теплой шубы, долго бегал, не находя себе теплого места, потом вдруг забрался на сундук к Маркизу, лапками разгреб его пушистую шерсть и, протиснувшись между согнутых лап Маркиза, лег на бочек и затих. Маркиз недовольно заворочался, потом обнял Кутю т две белые головки - кошачья и крысиная, мирно засопели рядом. С этих пор, когда бывало холодно, новые друзья спали вместе в обнимку. Они крепко подружились и уже Маркиз никогда не обижал Кутю.
   Когда зимой в комнате стало тепло, Кутя нашел себе дом. На этажерке, между двумя рядами книг, он выбрал себе довольно просторное место, куда натаскал всяких нужных вещей: клочков бумаги, ниток, тряпочек и устроил себе гнездышко по своему вкусу.
   Маркиз и Кутя очень любили купаться и после купания сушились у открытой духовки. Маркиза мы расчесывали, а он довольно мурлыкал. На гребешке оставались длинные пряди мягкой шерсти, которую, вероятно, можно было прясть.
   Скоро у нас в доме появился третий питомец - щенок немецкой овчарки, папа подарил его мне. У него была очень симпатичная мордочка и крупные, не по росту, лапы. Увидев Маркиза, он доверчиво потянулся к нему, но был наказан за фамильярность - Маркиз несколько раз быстро-быстро лапой цапнул его по мордочке. Щенок жалобно заскулил и забился в угол.
   Скоро Маркиз привык к новому жильцу, которого мы назвали Циклоном и он был принят в коллектив. А спустя некоторое время Циклон и Маркиз так сдружились, что носились друг за другом по комнатам, наполняя их радостным лаем. Маркиз предпочитал веселиться молча, иногда только у него вырывался радостный возглас - полумурлыкание, полукрик.
   Кутя в этом веселье участия не принимал, но относился к Циклону весьма дружелюбно. Я начала воспитывать своих друзей. Сначала приучила всех троих пить из одной мисочки. Причем Циклон старался есть как можно аккуратнее и тише, не отталкивал маленьких. Это вызывало восторг одноклассников, приходивших посмотреть на моих питомцев.
   Когда Циклон немного подрос, я стала приучать его проситься гулять Для этого я сама прыгала около двери, царапая по ней руками и скулила по собачьи, а потом шла в комнату и звала его к себе. Наконец Циклон понял и стал прыгать и царапаться в дверь, а потом бежал ко мне и прыгал передними лапами на меня, как бы зовя меня на прогулку. Я не знала правил дрессировки и учила так, как сама придумывала. Когда Циклон вырос и превратился в громадного красивого пса, он однажды так вот попрыгал на дверь, а потом вбежал ко мне в комнату и так ударил меня передними лапами в плечи, что я не удержалась на ногах и упала навзничь.
   Еще одним номером дрессировки была прогулка с животными. Я выходила во двор, ведя на поводу Циклона, а на спине у него, важно сощурясь, восседал в спокойной и торжественной позе Маркиз, а взад и вперед по спине Циклона суетливо бегал Кутя. В таком порядке мы совершали прогулку по огромному двору наших домов, собирая зрителей - ребят, весело толпящихся около выездной труппы.
   Потом я заводила моих зверей домой, Маркиз и Кутя оставались дома, а мы с Циклоном носились по горам, оставшимся от стройки, вместе с компанией моих приятелей.
   Циклон, Маркиз и Кутя жили у нас до того времени, пока мы не уехали с Дальнего Востока. Всех своих питомцев я отдала в хорошие руки: Циклона и Кутю на воинскую телефонную станцию. А Маркиза - одной доброй женщине. Мне очень грустно было прощаться с моими друзьями. На память о них у меня осталась большая фотография: я была снята с большим белоснежным котом на руках и белой крысой на плече. Фотография висела у меня дома, в Воронеже, на стене, но не сохранилась, так как наш дом во время войны был разрушен бомбежкой.

Содержание На главную страницу